01:00 

Вадим Леванов (на мой взгляд лучшая статья)

Teatr31
Админ Всезнающий!
Его называют основоположником тольяттинской школы драматургии. Он принимает это утверждение в штыки. «Школа предполагает наличие учителя, – говорит Вадим. – Я же никого не учил. Наше взаимодействие строилось на творческом общении...»



Вячеслав Дурненков, один из активных участников движения «Новая драма», оценивает роль Вадима в своем становлении эмоционально: «Это великий человек! Я бесконечно благодарен ему за то, что обрел профессию, увидел мир, кардинально изменил взгляд на многое...»

Так случилось, что общение стало для играющих на сцене молодых людей школой драматургии. Сработал принцип – сам сочинил, сам поставил, сам сыграл…

С этого «сам» начинался в юности путь Вадима к театру, страсть к лицедейству. Это совпало с театральным бумом, который наблюдался в Тольятти в конце 80-х – начале 90-х годов. Вадим был в числе тех, кто варился в котле студийно-театрального Тольятти.

Еще до окончания школы пошел работать монтировщиком декораций в театр кукол. Режиссером здесь тогда был Александр Розенгартен, человек одаренный, европейского уровня, как говорит Леванов. Вадим столкнулся эдесь с вольницей, присущей творческой богеме. Во время выездных спектаклей приходилось играть на турбазах, в пионерских лагерях, иногда какой-нибудь актер «бесследно терялся» в угаре развлечений, и Вадиму приходилось подменять пропавшего. Благо выездные спектакли часто шли под «фанеру» и надо было лишь «двигать» кукол… Конечно же, он не мог делать это тупо, механически, он играл, и хотя роль его была бессловесной, внутри себя произносил текст, и, как правило, интонации и смысл его собственного спектакля не всегда совпадали с тем, что слышали зрители…

Потом Самарский институт культуры и первые разочарования. Случилось это уже на излете советского строя – из них, молодых и ищущих, по-прежнему пытались делать идеологических работников, ему же хотелось писать, ставить и играть…

И тут возникло самое тяжелое испытание в его жизни – проблемы со здоровьем. Долго пытался восстановиться, но однажды понял, что на это может уйти вся жизнь – бесконечное лечение и ничего другого. Хватит, сказал себе, надо жить дальше, поехал поступать в Москву в Литературный институт им. Горького, на отделение драматургии.

К окончанию института он имел огромное количество контактов в творческой среде, друзей, поклонников – к нему тянулись, в него верили. Начали звать на тематические «посиделки», потом на разного рода семинары и фестивали. Он считает, что не меньше самого института ему дал фестиваль «Любимовка», названный так по месту, где располагалась когда-то дача Станиславского, ставшая, по сути, театральной лабораторией. Сюда приезжали не только драматурги. Здесь собиралась театральная Москва, читали пьесы, разбирали, спорили, соглашались и не соглашались. Здесь когда-то Чехов удил рыбу на Клязьме…

Было еще Щелыково, усадьба Островского, здесь состоялся дебют Вадима уже как сложившегося драматурга – читали его «Парк культуры им. Горького», следом – публикация этой пьесы в альманахе «Сюжеты»…

Дома, в Тольятти, его ждали. И хотя он какое-то время жил в Самаре, предложили руководить театром-студией «Талисман» на Голосова, 20. Здесь же на базе студии проводился поэтический фестиваль «Майские чтения», Вадим предложил расширить рамки – фестиваль стал литературно-театральным. Вскоре о нем заговорили, сюда с удовольствием стали приезжать творческие люди из Москвы, Санкт-Петербурга, Казани, других городов Поволжья, а потом из разных концов России. Он хотел – и у него получилось – показать, что театр может быть разным, не ограниченным лишь теми формами, с которыми тольяттинцы уже были знакомы. Собственно, и «Колесо», и ТЮЗ, а потом и МДТ охотно поддерживали с ним контакт, участвовали в фестивалях, звали к себе.



Именно тогда появилась группа молодых авторов, ставшая ядром тольяттинской «Новой драмы», – братья Вячеслав и Михаил Дурненковы, Юрий Клавдиев, Кира Малинина. Тольяттинские драматурги («удивительный феномен, всплеск, лавина талантов, уникальное явление» – не жалеют восторгов критики) были признаны именно как тольяттинские, хотя пишут они не только о своем городе и ставят их пьесы в лучших театрах мира. «Новая драма» в Тольятти приобрела международный характер. О ней уже написаны исследования, дипломные и научные работы, в крупнейших вузах изучают творчество наших ребят.



Вадим Леванов востребован. Его пьесы ставят в столицах и за рубежом.



выдержки из статьи Валерия Шемякина для www.tlttimes.ru

@темы: вадим леванов, пресса

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

"Театр 31"

главная